Укрепление названо Петровским по имени Петра Великого, везде оставившего по себе память. В 1722 г. флот его, вышедший из портов Астрахани с десантом войск, после трудного плавания по неисследованному еще морю, прибыл в воды нынешнего Петровского и стал на якорь. На месте, освященном пребыванием Великого, в 1844 г. положен первый камень, послуживший основанием укреплению.

Постройка домов в Петровском идет скоро. Рабочих рук много. Строительные материалы под руками. Обыкновенно стены домов кладутся из массивных необожженных кирпичей. Лес для крупных поделок и доски покупаются в Петровском же, куда лесного товара доставляется морем из Астрахани в большом количестве, для мелких же домашних поделок и для дров имеются большие дачи леса. В 5-ти верстах от Петровского. С постройкою первых 30-ти домов и дворов сформировались девять небольших кварталов, четыре улицы, пять переулков и две площади, из коих одна торговая, а другая для военных парадов. Несколько предприимчивых армян, астраханских мещан и евреев из южных и западных губерний завели молочную торговлю в возникающем поселении. Два коммерческих дома астраханских капиталистов и один саратовский выслали в Петровское своих агентов, построили магазины и положили первые основания морской торговли между Петровским и Астраханью. С тех пор царица Каспия Петербург азиатский Астрахань, стала ежегодно высылать свои флоты на рейды Петровского.

Море при Петровском не замерзает круглый год. Хотя льды, образовавшиеся на так называемых Чернях, в водах устьев Волги и Урала, и заплывают (принося на себе множество тюленей), около исхода февраля, на горизонт Петровского; но один день хорошего ветра и даже следа не остается.

Зарождающееся Петровское в первые годы своего существования приняло значение рынка для многолюдного народонаселения Дагестана и хлебородной низовой России. Правительство, постигая важность его в этом отношении, способствовало к увеличению населения Петровского, начав с учреждения в нем таможни. В 1848 г. переведена сюда 6-я Легкая батарея 20-й артиллерийской бригады. Поэтому заложено пять новых кварталов форштадта, в которых взято до 35 мест под дома семейных артиллеристов и солдат батальона, вытребовавших свои семейства в Петровское из Родины. Тогда открыт в нем и госпиталь.

В 1849 г. сделан первый опыт конских скачек при Петровском и установлены в нем базарные дни. Но базары в Петровском еще слабо принимаются по причине соперничества соседнего Тарху, куда жиды, проживающие там, притягивают всю обыденную торговлю окрестного туземного населения.

В 1851 г. Правительством приобретено покупкою от шамхала Тарковского, для укрепления, в окрестностях его, большое количество луговой земли. В следующем 1852 г. Темир-Хан-Шура, по распоряжению начальства, выслала избыток народонаселения в город Дербент, укр. Казы-юрт и Петровское. Сорок домохозяек, прибывших из Шуры, заложили два больших квартала на песках, чуть не в морских бурунах, так что пена, срываемая ветром с верхушек волн, вносится через окна во внутрь самих домов.

С прибытием этих переселенцев и с водворением в Петровском нескольких семейств дагестанских евреев и татар, число кварталов возросло до 18, между ними сформировалось до 15 переулков. Сверх помянутых площадей явилась третья, для распродажи дров и сена. Главные улицы удлинились. Домов жительских возросло до 150, казенных больших и малых до 33. Число оседлых жителей обоего пола дошло до 600 человек, но цифра эта продолжает и поныне увеличиваться.

Все население Петровского, состоящее преимущественно из служащих солдат, живет мелочною торговлей или доходом с домов. Немаловажное средство существования заключается для многих в улове рыбы бреднями на отмелях моря и охоте за перелетною птицей, необозримые стаи которой в продолжение пяти месяцев летят через Петровское и его окрестности.

Из перелетных птиц огромными стаями летят стрепета-род степной куропатки, потом журавли, дикие гуси и в особенности казары. Неумолкаемый днем и ночью крик их наводит тоску: но от этих птиц поживы мало. А вот сущий праздник для солдат это перелеты драхвы или дудаков. Летит эта птица вообще невысоко и притом в продолжении почти целой зимы. Бьют ее из ружей, на лету. Весом дудаки бывают от 15 до 20 фунтов. Мясо их хотя жестко, но довольно вкусно. Стоило бы постараться сделать домашней птицей этого дикаря.

Хозяйственные занятия солдат поселенцев Петровского, как почти и везде на Кавказе, ограничиваются покосами и обработкою огородов, которые, впрочем, весьма посредственны, потому что все солидные огородные продукты привозятся на судах из Астрахани и продаются недорого. Некоторые пробуют разводить виноград, чему уже положено начало Правительством. До 600 лоз муската и других сортов французского винограда было в 1851 г. выписано из Крыма и посажено близ Петровского. Вообще виноград на всем побережье Дагестана очень хорошо произрастает. У таркинцев, верстах в 4-х о Петровского, имеются обширные виноградные сады с незапамятных времен; в Дешлагаре недавно тоже разведен сад. Дербент славится своим виноградом. Вина дербентские и таркинские при всех технических несовершенствах приготовления и разливки их уже начинают соперничать с соседними кизлярскими винами.

Купание в море и соленые грязи, находящиеся близ Петровского год от года входят более и более в употребление. Ежегодно значительное число офицеров и нижних чинов, страдающих хроническими недугами, назначается в Петровское для пользования купаньем в море и грязями. Целебная сила их доказана опытом, особливо при хронической ломоте, при золотухе, завалах брюшных внутренностей, накожных сыпях, при ходьбе и бессилии и прочее. Что касается щелочно-серного теплого источника, находящегося в 12 верстах от Петровского. Хотя русские, по неимению при водах его надлежащего устройства, еще не пользуются ими, но туземным народонаселением они употребляются с незапамятных времен. В 1852 г. известный орограф Кавказа г.Абих сделал поездку к этому источнику и произвел химическое исследование воды его. Неизвестно, были ли опубликованы результаты этого исследования.

После всего этого остается сказать, что народонаселение Петровского, как говорят, «живет припеваючи». Во всем видно довольство, приличное незатейливо-му просторному быту. Дома вообще содержатся в чистоте и опрятности, все поселение представляет оживленный вид, особенно при тихой погоде, по вечерам, а тем более в праздничные дни. Морская гладь отражает в себе, как в зеркале, веселые сцены. Берег моря и улицы кишат суетящимся народом. Нарядно одетые бабы с барахтающимися около них на песке ребятишками сидят кучами у ворот домов, красные девки заводят хоровод. Толпы зрителей из солдат и татар запружают улицы. Шумные клики беззаботного разгула, звуки хороводных песен и оглушающий скрип арроб, тянущихся по улицам обозов, всего лучше характеризуют кипучую жизнь поселения жизнь, еще такую молодую, еще не имеющую своего прошедшего и не задумывающуюся о своем будущем. А свое будущее, как и у всего, есть также и у Петровского. Что это за будущее? Разрастется ли Петровское в цветущий, сильный, гордый своим значением город? Или заглохнет и выродится в безлюдный рыбацкий приют с полуразвалившимися лачужками, с проветривающимися рыболовными снастями и опрокинутыми лодками на берегу пустынного моря?»